• profsouzsimb

Средний класс идет ко дну, особенно в РФ. Какие перемены на рынке труда уже не остановить

Пандемия ускорила отказ мира от тотального контроля в офисах и постоянной занятости. За 20-е годы вырастет спрос на «чернорабочих», но останутся без работы тысячи людей с образованием.

Весна с COVID-19 изменила рынок труда, и он продолжает меняться. Особенно сильный удар будет нанесен по среднему классу, ведь в будущем нет места работе в нынешнем ее понимании. О том, чего ждать, пишет Forbes.


Еще в 1984 году американский писатель и футуролог Джон Нейсбит предсказывал, что мир перейдет от иерархических структур управления к сетевым. Но он вряд ли понимал под сетями хоть что-то похожее на нынешние цифровые сети. Какое-то время переход сдерживался именно отсутствием инструментария — достаточно объемных, дешевых, надежных и повсеместных каналов объединения людей. Когда эти каналы появились (примерно на рубеже 2010-х годов), еще долго держался психологический барьер — ощущение, что для эффективной работы сотрудников необходимо «контролировать».

После пандемии, вероятно, многие поймут, что в сетевых организациях важен не контроль, а итоговая эффективность.

Перемены в организации труда приведут к тому, что будут и проигравшие, и выигравшие. Отлично будут чувствовать себя те, сможет доказать свою нужность и эффективность при работе в гибкой организационной среде, не требующей ритуальных восьми часов в офисе. При этом для экстравертов такая работа будет не самой простой, людям будет не хватать энергетической подпитки от общения с коллегами. Интроверты начнут чувствовать себя лучше, даже при возросшей рабочей нагрузке.


Но в первое время проигравших будет больше.

В новой экономике большая часть менеджеров младшего и среднего звена будет не нужна, могут пропасть и специальности со средней квалификацией. Кроме того, в развитые экономики в большом масштабе вернутся низкоквалифицированные junk jobs (вроде тех же курьеров).

Это работа с минимальной оплатой, без перспектив развития и какого-либо морального удовлетворения. Раньше считалось, что такие рабочие места в основном остались в индустриальной эпохе конца XIX — начала XX века.


В итоге в ближайшие 10 лет остро встанет проблема невостребованности квалифицированных работников. Богатые страны смогут ответить на это введением гарантированного дохода,

не так радужно ситуация будет складываться в государствах со средним уровнем дохода, таких как Россия, Китай, Бразилия.

В этих странах средний управленческий персонал составляет значительную часть занятых, а средств для обеспечения разумного качества жизни хронически безработным нет. Постцифровая экономика потребует кардинального пересмотра общественных договоров во всем мире.


В целом средний класс, резкий подъем благосостояния которого в середине XX века определил идеологию современного западного мира, оказался в самом уязвимом положении в современной экономике.


Доходы среднего класса падают с 1970-х годов, и сейчас падение, социальные и идеологические последствия которого могут быть катастрофическими, может ускориться.

В то же время сама концепция «работы» может сильно измениться. Уже сейчас она уступает место «подработке» — относительно коротким и интересным проектам, за которыми может последовать пауза в продуктивной деятельности.

В саму идею продуктивной деятельности могут оказаться включены усилия по воспитанию детей, уходу за пожилыми и больными, волонтерство.


Классические способы измерения занятости — пугающие сейчас цифрами растущей безработицы — потеряют смысл. Значительная часть населения развитых стран будет частично занята большую часть своей жизни.


На рынок придут компании, основанные на командном взаимодействии сотрудников, обладающих широким набором различных знаний и компетенций и ориентированных на достижение общего результата. Вырастет спрос на новые информационно-телекоммуникационные системы безопасной удаленной и распределенной работы множества команд.

Остро встанет проблема квалификации и численности персонала. Будут востребованы универсалы,

обладающие одновременно глубоким знанием, скажем, психологии и систем работы с большими данными.


Что будет с ВВП при таких переменах на рынке труда? Предсказать последствия практически невозможно. Однако достигнутый в результате уровень жизни, скорее всего, будет восприниматься как более качественный (по сравнению с текущим положением). В этом случае западные страны заметно укрепят свои позиции на глобальном рынке человеческого капитала, продолжая привлекать многих наиболее амбициозных и образованных молодых людей со всего мира.


В России для многих компаний вопрос контроля и безопасности пока в приоритете.

Если они не изменят политику, снизится конкурентоспособность в глобальном масштабе, и, как следствие, ослабнут позиции страны на мировом рынке человеческого капитала,

где качество жизни и работы является ключевым фактором привлечения, развития и удержания ресурсов.


Текст: Александра Клименко

Источник: https://ekb.dk.ru


© 2019 Свердловская областная профсоюзная организация

   РОССИЙСКОГО ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ СРЕДНЕГО И МАЛОГО БИЗНЕСА

  • Facebook Социальной Иконка
  • Vkontakte Social Icon
  • Twitter Social Icon